Игра в ассоциации

Бытует мнение, что минимализм создали лодыри-художники для таких же лентяев-последователей. Эти смутьяны наотрез отказались от субъективности, репрезентации и иллюзионизма, отдав предпочтение мобильности и абстрактности. Традиционные художественные приемы и материалы ушли в тень, расчистив арену для единообразия геометрических форм и нейтральных цветов.

Кажется, проще вместо лица с изящными чертами нарисовать при помощи циркуля круг и закрасить его однотонной краской. Тем более что подобных фигур можно легко создавать десятками, а то и сотнями. Впрочем, все, что странно и непонятно, обычно вызывает повышенный интерес и привлекает внимание. Поэтому «прохладное искусство» без особого труда превратилось в символ свободы, образа жизни, самовыражения. В минималистическом ключе делались карикатуры, высмеивались режимы, а публика с недюжинным воображением гадала: то ли желал сказать мастер.

Австралийский художник Ник Барклай (Nick Barclay) всегда хорошо знает, что хочет отобразить на холсте. Нельзя сказать, что в течение минималистов он влился давно. Но двенадцать лет — это тот срок, когда уже можно подвести промежуточные итоги. Итак, творчество Ника почитают на всех континентах. Он желанный гость на международных выставках, а галеристы считают за честь представить у себя работы австралийца. Произведения Барклая основаны на игре в ассоциации. Противопоставляя прямоугольники, треугольники, квадраты вещам абстрактным, например, таким как чувства, эмоции, настроение, он пытается найти параллели и символическое «отношение» между ними.

Началом всех начал явилась психология. В 2003 году Барклай задумал свой первый минималистический проект «Депрессия». На листах кипельно-белого ватмана он изобразил симптомы, по которым ошибочно ставят диагнозы психических заболеваний. Изоляция — это четко структурированные круги зеленого цвета, и лишь один черный. Что-то вроде — не такой, как остальные.

Nick-Barclay

Абстинентный синдром в представлении Барклая — ровные линии-колонны все того же зеленого цвета, устремленные вдаль, только последняя, еле заметная пара, — черная. Со страхом, наоборот, — на холсте распростерлись черные линии разной величины. Мрачные опасения настолько велики, что для противоядия смелости почти не хватает места. Но надежда все же есть — тонкая зеленая полоска — пентаграмма веры. Значит, не все еще потеряно.

Nick-Barclay
Nick-Barclay

Замешательство, столь характерное для многих людей — переплетенный лабиринт из груды черточек. Полоса черная, полоса зеленая. Черная-зеленая, черная-зеленая… И так до бесконечности… Выход — самостоятельно разорвать эти крепкие жгуты и вырваться на волю.
PHOTO-4

Художник, впрочем, далеко не сторонник пессимизма. Для себя он рассудил, что негативными явлениями злоупотреблять не стоит. Поэтому есть в этом проекте и две позитивные работы. Надежда — огромные зеленые круги, поглощающие маленькую черную точку. И чистота — зелено-белый экран с черными кромками по бокам, осталось совсем чуть-чуть до полного исцеления. Проектом австралийца не на шутку заинтересовались психологи. На сегодняшний день многие из них используют картинки, чтобы помочь людям выйти из состояния меланхолии и прострации.

Nick-Barclay
Nick-Barclay

Барклай тем временем, покончив с «Депрессией», собрался покорять новые вершины. На этот раз он затеял отыскать минималистические ассоциации к алкогольным коктейлям. Плакаты должны были иметь не только художественную, но и информативную составляющую: ингридиенты, цвет, форма стакана или бокала. За советом художник отправился к одному своему приятелю-бармену. Тот приготовил десять классических коктейлей и поставил их на столе в ряд. Ник сфотографировал напитки со всех ракурсов, а потом взялся повторить все при помощи геометрических форм.

Так возник мохито — бело-серый прямоугольник с лимоном-полукругом и кусочками мяты, небольшими овалами. Эспрессо мартини оказался треугольником, разделенным на несколько неравномерных цветовых зон. Каждая из них — то количество ингридиентов, которое требуется для создания этого коктейля. Интересно, что компоненты напитков указаны тут же, в верхнем углу каждого творения. Идеей мгновенно воспользовались шустрые официанты. Отныне коктейльная серия Ника Барклая — настольная книга многих питейных заведений Австралии.

Nick-Barclay
Nick-Barclay

А художник продолжил свою игру в ассоциации. Под его цепкий и любознательный взгляд теперь попали города мира. Каждый из них был представлен тремя цветами, характерными для этого пункта. Например, Нью-Йорк «получил» желтый — за многочисленные такси, зеленый стал эмблемой статуи Свободы, а серый олицетворял безликие небоскребы. В Лондоне красный обозначал знаменитые будки и автобусы, белый — королевскую власть, а мышиный — Тауэрский мост. Любопытно, особенно для самих жителей городов. Посмотреть на свою альма-матер чужими глазами — возможность редкая. А увидеть привычные детали в другом, необычном ракурсе — и вовсе подарок с небес.

Nick-Barclay
Nick-Barclay

Ник Барклай любит тщательно прощупывать каждую сферу человеческой деятельности в поисках сюжетов для своих плакатов. Не мудрено, что художник попал на кино-арену. Его серия работ «Фильмы» — воспоминания о наиболее ярких лентах синематографа. На листах только разноцветные круги, расположенные в разной последовательности. Чтобы понять, о чем говорит автор, необходимо, конечно, знать все сюжеты картин. «Дракула» режиссера Френсиса Форда Копполы — две красные точки, явная ассоциация с кровью. Еще одна окружность, только намного больше — всемирный компьютерный разум из «Космической Одиссеи 2001» Стэнли Кубрика. Розовые разводы — частички памяти из «Вспомнить все» Лена Уайзмана.

Nick-Barclay
Nick-Barclay
Nick-Barclay

Сам художник утверждает, что его произведения просты и легки в восприятии. В них есть, безусловно, своя доля аллегории. Но ее ничтожный процент полностью «перекрывает» искрометный юмор. Нужно только оценить его. А это совершенно несложно. По крайней мере, если положиться на интуицию Ника Барклая.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие посты