Если Вы теряли близкого человека, то, скорее всего, проходили через этап, когда его вещи становятся бесценной реликвией.

Я и раньше сталкивалась со смертью, но тогда была ещё маленькой, чтобы понимать, что происходит. Наверное, поэтому новость о смерти любимой школьной учительницы меня так задела. Приехав в родительский дом, я отыскала все мои тетради по её предмету. Нет, они мне были не нужны, но тогда я расценивала это как акт уважения, мостик, который напоминал мне о её жизни. Оплакав близкого мне человека, тетради я увезла к себе домой, закинув в нижний ящик стола. В течение последующего года были моменты, когда моя память подкидывала мне воспоминания остроумных реплик Надежды Павловны и просто весёлые моменты и её уроков, но про сами тетради не вспоминала. Наткнулась на «бесценные реликвии», только когда переезжала. Моя бабушка, помогающая мне с переездом, спросила:

– «Надо?»

– «Нет, но оставь, это тетради по биологии».

– «Зачем они тебе?»

– «Это память, Надежды Павловны уже нет в живых».

– «Если ты этим не пользуешься, выбрось, от этих напоминалок только хуже!»

Бабушка напомнила мне историю, из-за которой сама избавилась от большинства вещей в своей квартире. А ведь это человек, который жил в послевоенное время, где каждая вещь была на вес золота. В 2009-2010 году она ухаживала за парализованной женщиной в южной Германии. Эта женщина самостоятельно не двигалась уже лет 10, а последний год паралич достиг легких, поэтому питалась и дышала через аппарат, говорить из-за этого не могла. Но, несмотря на это, каждый вечер женщина проводила вместе с мужем в его кабинете, где он читал ей книги или они смотрели телевизор. Они даже разговаривали! Придумали систему, так чтобы на вопросы мужа нужно было отвечать да или нет, одно моргание — это да, два — нет. В выходные приезжали взрослые дети и вывозили её в парк, делать это было трудно, но возможно. Добавлю, что у женщины каждую неделю был сделан маникюр и причёска, делала это внучка. Но после всего увиденного мою бабушку поразило отношение к её вещам, когда она умерла. «Вся семья разбирала её вещи, после они что-то продали на гаражной распродаже, что-то просто отдали, технику отдали в дом престарелых, а её коллекцию ложек, которая была видимо очень ценная, продали на аукционе. Ничего себе не оставили, как будто её и не было. Даже дом продали, а ведь так выбирали! Специально, чтобы можно было её купать в ванне».

Такое отношение многих бы поставило в ступор. Это был близкий человек, и после его смерти мы хотим оставить хоть что-то от него.  Память как-никак!

Позже, видя замешательство бабушки, мужчина объяснил свою позицию: «Все её вещи не напоминают мне о ней, а только о её смерти. Зачем мне лишний раз помнить о том, что моей жены больше нет? Со мной моя память, мои воспоминания. Они всплывают, когда я делаю сэндвич по её рецепту, беру в руки чайную ложку, которыми она восхищалась. Так я чувствую, что её частичка рядом. Вспоминать человека из-за безделушек, которыми ты ещё и не пользуешься, неуважение к нему. Если были у вас приятные моменты, они проявятся и так, без материальных напоминалок».

Но большинство людей не хотят расставаться с вещами-напоминалками. Даже если мы этих людей не знали! Мне было трудно выбросить карманный календарик с Алан Рикманом. Ведь он умер, хотя его я даже не знала, просто восхищалась его талантом и ролями в кино. Тем не менее, выбросить было подобно греху. Будто там, наверху, он обидится. Но скапливая у себя разных хлам, пусть и дорогих нам людей, мы принимаем на себя лишний груз. Это эмоциональный груз, который не даёт нам их отпустить. Мы пережёвываем факт их смерти и этим ещё больше увязаем в печали и грусти. Эти отрицательные эмоции захламляют полочки нашей души и для новых, позитивных не остаётся места. Вы действительно считаете, что умершим людям хочется захламлять Вас?  Думаете, они хотят, чтобы Вы жили с чувством вечной утраты, тратили на оплакивание свою жизнь? Ведь Вы-то живы!

Мы не знаем, что будет после смерти. Люди, пережившие клиническую смерть, говорят, что испытывали чувство необыкновенного покоя, будто возвращались домой, туда, где их место. Может, мы зря боимся своей смерти и плачем о чужой? Да, нам больно, но люди, которые умерли от рака или от других болезней, испытывали страшную боль! А теперь она прекратилась. И их вещи не спасут нас от утраты. Вы можете хоть обложить себя ими, но человека это не вернёт. Да, нам тоже больно, но если задуматься о том, что их мучения прекратились, разве не становится чуточку лучше? Если вспоминать приятные моменты из их жизни, а не факт их смерти, не становится лучше?

Из моего дома исчезли все вещи, которые возвращали меня к воспоминаниям чьей-то смерти. Я сразу почувствовала себя свободней. Нет больше маяков для грусти и печали. Остались только воспоминания о том, что мы пережили вместе, о том, чему меня научили, и что я теперь использую в своей жизни. Мне кажется, это и есть тот след, который мы оставляем после себя, и он не измеряется материальными вещами.

Автор: Катерина Котина

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: